Агентство ГРАД

Такие разные волны эмиграции

Такие разные волны эмиграции

Существуют общие закономерности в процессах адаптации иммигрантов из стран бывшего СССР, и есть значительные отличия.
Не в последнюю роль, видимо, расхождения связаны с менталитетом людей, едущих в эмиграцию.
Общим является снижение социального статуса. С этим приходится сталкиваться всем. А вот реакция на это во многом разная.
Итак: адаптационные реакции у носителей сельского и городского менталитета различны.
Посмотрим на волны эмиграции из России за последние 100-150 лет.
С середины девятнадцатого века до Первой Мировой войны выехало до пяти миллионов людей. Основную часть уехавших составляли крестьяне, с соответствующим типом мышления и привычек, менталитетом. Кроме самого факта переезда из страны в страну, ничем особым себя не зарекомендовала ни в первом поколении переехавших, ни в последующих поколениях.
Великая Революция и 1917-го года в России переросла в Гражданскую войну деревни и города. В силу значительного численного перевеса победила деревня. В результате этой победы за пределы страны было выброшено несколько миллионов человек. Это так называемая «первая волна русской эмиграции». Она на самом деле не такая уж и первая, однако нумерация утвердилась в общественном сознании. Но это были в основном носители не крестьянского менталитета – дворяне, офицеры, чиновники, профессора, учителя, медики и члены их семей. То есть в массе своей городское образованное население. И это стала самая яркая часть эмигрантов. Именно с этой волной долгое время и отождествлялось во всём мире понятие «русский иммигрант», как с образованной, творческой и активной личностью. Перечитайте роман Василия Аксенова «остров Крым» с его главными героями – «белогвардейцами».
Вторая волна, в годы Второй Мировой войны, захватывала всех без разбора.
В стране, где победила деревня, и крестьянский менталитет стал господствующим, неизбежно началось замещение освободившегося пространства в городе крестьянами. Крестьянин, переехавший из села в город, не становится автоматически горожанином по мировоззрению. И его дети не сразу и не полностью приобретают городской образ мышления и восприятие жизни.
Начавшаяся в 70-х годах «третья волна эмиграции» захватила в основном представителей интеллигенции, деятелей культуры, науки, писателей и художников. Почитайте на досуге их биографии: они почти все не крестьянского происхождения! Страна продолжала очищаться от городского меньшинства. Городского не в смысле прописки, а по восприятию мира, менталитету.
Что объединяло первые три волны эмиграции? Как ни странно это прозвучит – минимальная свобода выбора. С Гражданской войной понятно, выбор простой – бежать или погибнуть. Во Второй Мировой от отдельного человека почти ничего не зависело. Где застала его судьба, как обошлась, куда забросила, был ли он убит, ранен, искалечен, попал в плен, в концлагерь, оказался в рядах той или иной армии – никто не смог бы предсказать в той мировой многолетней мясорубке. У большинства никакого выбора не было. Эмигранты третьей волны в массе своей заявляют о невозможности нормально жить и работать в условиях официальной государственной советской коммунистической (читай – крестьянской общинной) идеологии. Несовместимость с официальной идеологией и менталитетом большинства населения – вполне веская причина для эмиграции.
А вот после распада Союза и падения «железного занавеса» началась «четвёртая», «колбасная» волна эмиграции. Она же – дикая, явочная. Основной отличительной чертой этой волны является добровольность и сознательность решения мигрировать. Вот о ней известно менее всего. Вот ею и попытаемся изучить поглубже, чтобы понять – чем она похожа на предыдущие волны, и чем принципиально отличается.